info@izmed.ru +972 559543848
Тель а Вив набережная

Действительно ли лечение онкологии за границей лучше?

Лечение рака за рубежомРоссийские чиновники часто любят убеждать своих соотечественников, что в России умеют лечить рак не хуже, чем за рубежом. Честно и откровенно, а не для того, чтобы рекламировать лечение онкологии за границей, скажем - это не так. При всем уважении к российским врачам, которым приходится работать в заданных условиях, считаем, что технологии лечения рака за рубежом на 10-20 лет опережают российские.

В России рак для заболевших это катастрофа, почти треть онкобольных умирают в течение первого года после обнаружения опухоли, еще треть в течение двух лет. Шанс на выживание имеют в основном те, у кого рак выявлен на стадии T1,N0,M0. В странах с высокоразвитой медициной рак также не тот диагноз, который люди слышат без страха, но все чаще его воспринимают, как хроническое заболевание, с которым иногда живут и 20-25 лет, рожают детей, работают.


Например, средняя продолжительность жизни пациенток с метастатическим раком груди в России 2 года, в Израиле – 11 лет.


Американский журнал Lancet Oncology опубликовал доклад о состоянии онкологии в России, Китае и Индии и сравнил их с Европой и США.

Смертность от рака в России занимает 15% от всех случаев смерти людей.

Общий риск умереть от рака в России составляет 60%, в то время, как в Великобритании 40%, в США 33%, в Израиле 28,1%.

Соотношение смертности к заболеваемости раком, которое является косвенным уровнем выживаемости, в России выше для мужчин, чем у женщин (0,72 и 0,49). Это выше, чем у мужчин в США (0,36) и Европе (0,44).

В докладе анализируются причины такого состояния российской онкологии. Одна из них – сильные экономические диспропорции регионов и населения, которые названы даже экстремальными. Люди, живущие на периферии, ограничены в доступе к качественной онкологической помощи. Определенные усилия были сделаны по созданию современных онкоцентров в Москве и Санкт-Петербурге, где проживает лишь 12% населения.

Все это привело к тому, что лечение рака за рубежом эффективнее, чем в России, в несколько раз. 

Поэтому те россияне, которые могут себе это позволить, едут лечиться за границу, в том числе и те, кто громче всех кричит, что это непатриотично. По данным российских СМИ, около 25% больных предпринимают лечение рака за рубежом.

Для лечения онкологии за границей едут те, кто принципиально не хочет иметь дело с отечественной медициной, те, кто устал от долгого и безуспешного лечения на родине, а также те, кому просто отказали в лечении из-за запущенности болезни или отсутствия опыта лечения определенного заболевания. За это нельзя осуждать людей и пенять им на то, что вывозят деньги из страны, те деньги, которые могли бы пойти на пользу отечественной медицине. Но никто не хочет поднимать родную медицину ценой своей жизни, и тем более близкого человека. Кого не спроси, все хотели бы лечиться без боли, унижений и мучений, а поэтому не на родине.     

Реальные истории о лечении онкологии за границей и в России

Пациентка из России в израильской клинике в Петах Тикве:

«Я приехала сюда в слезах и соплях, но тут увидела другое отношение к этой болезни. На химиотерапии познакомилась с женщинами, которые живут с раком уже по 10-15 лет. Я сразу успокоилась». 

Марина, мама Егора о лечении нефробластомы в Германии и России
У ребенка в 5 лет часто стал болеть живот, дома мы обратились к участковому педиатру и на УЗИ врачи увидели опухоль на правой почке. Сразу стало понятно, что речь идет об онкологии. Из местной больницы нас сразу направили в областную. Здесь опухоль вырезали и отправили на гистологию в Москву, после чего поставили диагноз – нефробластома, 1 стадии, с невысокой степенью злокачественности.

В центре им. Блохина мы прошли полное сканирование организма, на котором не обнаружили плохих клеток, то есть матастазов, и нам сказали ехать домой. Но спустя два месяца, когда мы приехали на контрольное обследование, то такое же сканирование обнаружило, что раковые клетки есть, но при биопсии они не были обнаружены, и нам снова сказали ехать домой. Через три месяца при повторном обследовании оказалось, что метастазы повсюду, и выросла новая опухоль в том же месте, что и  предыдущая. Но биопсия снова не обнаружила злокачественных клеток, и с большим трудом мы добились, чтобы назначили химиотерапию, которые мы должны были пройти дома.

Онкология в РоссииЛечение рака в Германии

Дома нам сделали новую операцию, квоты на которую мы ждали уже месяц. Гистология опухоли показала, что нефробластома уже 4 стадии, и нам сказали, что больше ничем помочь не могут, жесткая химия ребенку навредит, назначили какие-то таблетки и паллиативный уход.

После этого мы решили искать клиники, которые занимаются лечением рака за рубежом, нас согласились принять в Германии. Лечение стоило очень дорого, но деньги нам помогли собрать в Русфонде. В Минздрав тоже обращались, но нам сказали, что нужно ждать аж три месяца, которых у нас уже не было. В Германии обследование началось уже на следующий день после приезда. Врач подробно рассказал, что он собирается делать, а после того, как рак отступит, он посоветовал сделать пересадку костного мозга. В России про пересадку даже не поднимали вопрос. В Берлине мы с врачом виделись каждый день, он очень переживал за детей, как за своих. Он подробно все рассказывал, отвечал на все вопросы. В российских клиниках такого общения с врачом не было. После лечения метастазы исчезли. Мы прошли химиотерапию шесть курсов, MIGB – терапию, потом лечение новым препаратом Топотекан, после чего была проведена аутотрансплантация костного мозга. Лечились мы около года, и сегодня приезжаем в Германию на проверки.

Я бы очень хотела лечить ребенка дома, у меня нет предубеждения против наших врачей, но при имеющихся условиях они ничего не могли сделать.В ходе лечения я сталкивалась с очень многими людьми, которые планируют пройти лечение онкологии за границей, но не у всех хватает настойчивости, денег, веры в то, что там помогут. 

Даниил Юсупов о лечении остеосаркомы в Израиле и России
В 18 лет я ударился ногой при падении. Через три года нога стала болеть, но в местной поликлинике ничего серьезного на рентгене не обнаружили. Мы делали рентген несколько раз, но никаких патологий не было выявлено. Какие только диагнозы не ставили, но только не онкология, пока отец не подумал, что повреждение выше места травмы и дело не в колене.

Мы настояли на новом рентгене, и оказалось, что на бедренной кости есть достаточно большая опухоль и давний перелом. Только тогда некоторые врачи сказали, что это онкология, но даже местные профессора настаивали, что это просто последствия перелома, который я перенес на ногах.

В областном ортопедическом центре мне, наконец, сделали КТ, которого у нас в городе не было, и тут уже стало понятно, что это остеосаркома. Потом мне сделали биопсию в московском онкоцентре и поставили диагноз – остеосаркома, 2 стадия, без метастазов. Назначили 6 курсов химиотерапии. После первого курса я чуть не умер. Врачи грубили на мои жалобы о плохом самочувствии, но ничего не предпринимали, и я попал в реанимацию. В Израиле даже после более интенсивной химиотерапии я чувствовал себя нормально, потому что было поддерживающее лечение.

Химиотерапия в российской больнице была бесплатной, но врач сам сказал, что ее лучше не колоть, потому что не поможет, а пойти купить то, что он выпишет. Деньги нам помогли собрать люди, к которым мы обратились по ТВ и через интернет. Приходилось покупать практически все, вплоть до шприцев. Официальной статистике выживаемости можете не верить, так как мы сами несколько раз видели, как тяжелым больным просто отказывали в лечении. Это происходило на наших глазах очень часто.

Лечение рака кости в ИзраилеЧерез 3 месяца мы поняли, что нужно из Москвы уезжать, да и сами врачи в неофициальных разговорах советовали лечение рака за рубежом. Но суммы в зарубежных клиниках нам озвучивали слишком большие, и мы стали обращаться в фонды. В конце концов, мы оказались в Израиле. Мне сделали операцию, вырезали часть кости и сустав и вставили эндопротез. Через месяц я начал ходить, а теперь, спустя полгода даже хорошо бегаю, но немного хромаю. Мы регулярно приезжаем на контроль, и скоро мне нужно будет удлинять протез, так как нога в результате болезни стала короче. Также в Израиле мы слышали о технологии, при которой протез удлиняется сам по сигналу через интернет. В общем, по сравнению с Россией, лечение онкологии за границей – это почти фантастика.

К сожалению, большинство пациентов из России обращаются в зарубежные клиники уже после неправильного и безуспешного лечения на родине. По словам Иосифа Кобзона, в Германию он поехал только тогда, когда в Москве сказали, что осталось ему жить пару месяцев. После лечения рака простаты за рубежом прошло уже 13 лет.

Записаться на лечение

Чем отличается лечение рака за рубежом и в России

Диагностика

Слабое место российской онкологии – диагностика. У врачей, которые первыми принимают больных при любых жалобах, отсутствует онкологическая настороженность. Отчасти в слабой диагностике виновато недостаток современного оборудования, отсутствие современных протоколов обследования. Например, количество аппаратов ПЭТ-КТ в России можно перечислить на пальцах одной руки, а в диагностике и лечении рака за рубежом эта технология используется уже 15 лет. Многие даже хорошие врачи-онкологи знают об этом оборудовании только из литературы.

В лечении онкологии за рубежом огромное значение имеют иммуногенетические исследования тканей каждого конкретного больного. От этого зависит выбор протокола лечения. В России должного значения эти исследования не приобрели. Диагнозы, поставленные в России у трети пациентов, которые проходят лечение рака за границей, претерпевают изменения, а то и вовсе опровергаются зарубежными онкологами. 

Химиотерапия, лучевая терапия

Современные возможности этих методов российской онкологией не используются в полной мере. Например, для лечения рака за границей используются препараты, которые не разрешены в России, а сроки сертификации новых препаратов, применяющихся во всем мире, достаточно длительны. Чрезмерное увлечение дженериками, которые категорические не годятся для лечения детей, да и для взрослых их эффективность низкая. 


Современными препаратами для химиотерапии в России обеспечены лишь 25% больных, и то за свои деньги. 


Российские химиотерапевтические препараты, которые призваны заместить импорт, в основном хуже по эффективности и нередко дороже. Такие методы химиотерапии, как брюшинная, интратекальная,  химиоэмболизация практически не применяются, для их выполнения больные обращаются в зарубежные клиники.


Только 30% онкологических больных в России получают лучевую терапию. 


Современные методы лучевой терапии, для которых требуется новейшее оборудование: брахитерапия, интраоперационная (IOTR), интенсивно-модулируемая радиотерапия (IMRT) практически не применяются в России. Другими словами, техническое оснащение лучевой терапии – одна из главных проблем российской онкологии. Например, по информации главного онколога Минздрава России Михаила Давыдова, в Якутии облучение больным делают на аппаратах, изготовленных в 1951 году. Также очень мало специально подготовленного персонала для работы с новым оборудованием.

В лечении рака за рубежом широко используются гамма-нож, кибер-нож, симуляторы, протонные излучатели.  Без таких методов облучения, как IMRT, IORT, IGRT, томотерапия, брахитерапия, SIRT (селективная радиотерапия), радиоиммунотерапия  сегодня немыслимо эффективное лечение онкологических заболеваний.  

Протоколы лечения

Действительно, современные протоколы лечения рака за границей и в России практически одинаковы. Российская онкология пользуется протоколами химиотерапии, разработанными на Западе, в основном, в Германии. Но в российской медицине нет стандартизации лечения. Попытки создать российские гайдлайны, а проще говоря, некие инструкции по лечению того или иного заболевания, постоянно проваливаются. Каждый врач лечит, как считает нужным. Один из пациентов израильской клиники из России рассказал, что его врач-онколог на родине сам изготавливал и продавал своим больным настойку на основе каких-то грибов.
А в онкологии, как ни в другой медицинской дисциплине важно строгое соблюдение протокола. Сроки, дозы, комбинации препаратов, перерывы на восстановление организма – все это чрезвычайно важно. Один и тот же препарат, введенный по разным схемам, будет иметь разную эффективность. 

Те россияне, у которых была возможность сравнить лечение в российских и зарубежных клиниках, уже знают, что лечение рака за рубежом и в России – две большие разницы.  В зарубежных странах здравоохранение – это сфера государственной безопасности, например, в США руководителя Национального противоракового центра назначает лично президент страны. 

Задать вопрос врачу

Все приведенные в статье цифры и факты – реальные, при желании вы найдете их в открытом доступе. Наша задача при их изложении – не очернение российской медицины, а попытки помочь людям, которые нуждаются в качественном лечении, получить объективную информацию, на основе которой они и сделают осознанный выбор и сами решат где проходить лечение рака: за рубежом, или на родине. Статистика свидетельствует, что минимум 40% больным действительно эффективное лечение могут провести и в России.

Если вы нуждаетесь в организации лечения онкологии за границей, обращайтесь в центр Izmed, мы обладаем большим опытом в сфере медицинского туризма, и поможем вам в выборе клиники, врача, обеспечим сопровождение в клиниках Израиля и Германии.

Отправить заявку на лечение

Отправить заявку
Спасибо за Вашу заявку,
мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
Задать вопрос
ЗАДАТЬ ВОПРОС
Заявка на бесплатный звонок
ЗАКАЗАТЬ ЗВОНОК
Заявка на лечение
Отправить
close_icon
Дорогие Друзья!

Теперь связаться с нами стало ещё проще и быстрее.

viber
whatsapp

Телефоны: +972 559-54-38-48

viber
whatsapp